Театральные сценки на разные темы - Театральные - Сценки - к празднику - Сценки, монологи, миниатюры, сценарии, конкурсы
Приветствую Вас Гость!
Вторник, 06.12.2016, 05:54
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Интересное

Наш опрос

Ваш пол
Всего ответов: 403

Статистика


Форма входа

Поиск

Интересное

Загрузка...

к празднику

Главная » Файлы » Сценки » Театральные

Театральные сценки на разные темы
20.06.2013, 15:36

Хотим предложить Вашему вниманию театральные сценки на разные темы. Желаем много благодарных и восхищенных зрителей!



Театральная сценка "Взрыв бомбы"

Линзы из боратола: Ой,что-то тесновато стало. Сжать чтоли тот вон тот шарик?

Плутоний-239 после сжатия: Что-то жарковато стало. Аж всё тело ломит. Развалюсь щаз.

Осколки деления плутония, включая гамма-кванты: Упс, и вправду развалился.

Нейтроны и гамма-кванты: Как хорошо летать! Упс, а что это такое прямо по курсу?(и врезаются в ядра элементов термоядерного запала.

Литий после столкновения с нейтроном: Ой, ну и шибануло. Капец мне видимо, развалюсь сейчас.

Дейтерий: О! Тритий! Старый знакомый!

Тритий: Какие ядра без потенциального барьера! Дружище Дейтерий!

Дейтерий и тритий хором, несясь друг на друга: ОБНИМАШКИИИИИ!!!

Ядро гелия-4: Что-то я потолстел кажись.

Нейтрон: Фу ты, едва увернулся. А что это там большое такое по курсу? ААААА!!!

Ядро урана-238 из тампера термоядерного заряда после столкновения с быстрым нейтроном: Фу ты, хулиганьё нейтронное. Бегают везде, порядочные ядра разбивают! Фулиганьё! Я на вас Менделееву доложу!(распадается)

Осколки деления урана-238:Пора канать отсюда.(разлетаются).

Сценка заканчивается потрясающей воображение вспышкой гамма-излучения. поглощаемого окружающей средой и переизлучаемое на всех частотах- от радиоволн до рентгена. Следом летят нейтроны. в финале в воздух поднимается грибовидное облако. откуда постепенно начинают выпадать радиоактивные осколки деления урана и плутония. Всем приходит пушной зверёк.
Занавес.



Театральная сценка "Иван-богатырь и царство обмана"

По одноименной сказке И. Литвака

Действующие лица

Иван-Богатырь.

Король и Королева Страны радости.

Царь Тивин Дурман I.

Блэкмэн (Черный рыцарь).

Мальчик Роман.

Солдат.

Мякиш.

Торговец игрушками.

Читающий за старца Афанасия.

Массовые роли

Стражники.

Пленники.

Армия царя Дурмана.

Слуги царя Дурмана.

Народ.

По желанию

Старец Афанасий.

Царь Симеон.

Царица Марфа.

Братья Ивана-богатыря.

Силы добра (исполняют малыши).

Оформление сцены.

В центре сцены располагаем приспособление для монтажа картин-иллюстраций к рассказу автора или ширму для кукольного театра. Можно сразу здесь же поставить скамейку покрытую зеленой тканью и разукрашенную вырезанными из бумаги полевыми цветами. — так мы изображаем место привала для будущих странников. В правом и левом углах сцены ставим ширмы или устанавливаем приспособления, на которые натягиваем занавесъ. Подразумевается: справа —монастырь (делаем в этом углу соответствующие декорацци), слева — замок царя Дурмана (соответственно оформляем). Фигуру старца Афанасия предлагаем сделать в полный рост из картона (когда действие будет происходить в монастыре, назначенный читать за старца выдвигает фигуру-макет из-за ширмы, сам при на сцене не появляется).

Акт 1

Автор (в русском народном костюме).

Звучит русская народная музыка. Можно продемострировать рассказ автора картинами-иллюстрациями или инсценировать начальное повествования с помощью кукольного театра.

Давно это было, или недавно, то мне неведомо. А только жил в некотором царстве, в тридесятом государстве царь Симеон. Был он нравом тих и кроток Крови зазря ничьей не проливал. И любили его люди в том царстве-государстве все равно, как родного батюшку, а за глаза прозвали Симеоном Тихим.

Была у него жена, звали ее Марфа. Любил он ее крепко, не обижал никогда и звал не иначе как "моя радость”. Красавица она была такая, что ни в сказке сказать, ни пером описать! Но всего краше в ней были глаза: голубые-голубые и такие добрые, что, кто ни взглянет в глаза Марфы-царицы, так и кажется, что видит она все его печали. И часто бывало, что, не спрося ни о чем, помогала она людям в горестях и несчастьях.

Жили царь с царицей долго и счастливо. И наградил их Господь за жизнь праведную тремя сыновьями. Старшего Егорием звали, среднего — Григорием, а младшего окрестили Иоанном — Иваном, значит, по-нашему.

Недалеко от царского дворца крепко вросли в землю кряжистые горы (указывая в сторону монастыря).

К вершине самой высокой горы ласточкиным гнездом прилепился чудный монастырь. С этой-то высоты поднебесной по случаю рождения маленького царевича Ивана спустился монастырский игумен — отец Афанасий.

Трижды окунув младенца в купель со студеной водбй, нарек старец ему имя и, провидя его славную жизнь, предсказал, что будет сей младенец славным и могучим богатырем, какие еще не рождались на Русской земле, родителям на радость, а многим народам во спасение! Так оно и случилось.

Рос Иван не по дням, а по часам. В месяц на ножки крепкие встал, в два уж сам на коня садился, а в год таким богатырем соделался, что никто не смел с ним силой меряться! Мог он одной рукой вырвать из земли самое могучее дерево и забросить его высоко-высоко, за белые облака.

Старшие-то братья тоже были молодцы хоть куда, но время любили проводить в праздности. Часами, бывало, за столами разносольными ели-пили из блюд золотых да серебряных. После на охоту отправлялись на царскую — кабана травить или медведя. А то храпели в опочивальнях храпом богатырским так, что в шкафах резных за стеклами посуда хрусталем звенела, и слышно было тот звон далеко за пределами дворцовыми...

Иван же часто поднимался в горы. И там вместе с монахами-черноризцами отбивал от скал тяжелые камни. Спускали они потом эти камни в плетеных корзинах в долину, где мастера-умельцы складывали из них крепкие красивые домики. И при а сильном ветре и при проливных дождях надежно укрывали каменные стены своих жителей от непогоды.

Быстро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Пролетели деньки за деньками птицами перелетными.

Звучит тревожная музыка.

И прослышал однажды царь Симеон, что в одной дальней стране объявился новый правитель — царь Тивин Дурман, паучий сын. Откуда появился — Бог весть? Кто поговаривал, что из норы глубокой поднялся он на поверхность. А кто утверждал, что принес его сильный ветер с последней бурей, что ломала деревья, как тростинки тонкие.

Только захватил он власть вероломно, прогнав прежних короля с королевой и обольстив речами сладкими всех тамошних жителей!

Дошли слухи эти и до трех братьев — Егора, Григория и Ивана. Поклонились они до земли своему батюшке и говорят:

— Отпусти ты нас, царь милый батюшка, силушкой богатырской с чудищем заморским переведаться!

Загрустил царь Симеон. Жаль ему с сыновьями расставаться, да только как молодцев удержишь?

Стали братья снаряжаться в дорогу. Егор-то с Григорием все о провизии думают. Тридцать возов кушаний разных да напитков для них снарядили! Чай, поход-то дальний, могут братья проголодаться, не домой же им с полдороги возвращаться?!

Звучит монашеское пение.

А Иван словно ветер легкий поспешил по горным тропинкам в монастырь за советом к старцу Афанасию, а тот будто ждал его!

Из-за ширмы появляется фигура-макет старца, в тот же момент на сцену выходит Иван, быстро подходит к старцу; одновременно с последующими словами автора складывает руки, как бы принимая от отца Афанасия благословение; далее стоит, опираясь на меч и склонив голову, — слушает старца.

Благословил старец молодого богатыря и тихо молвил:

Читающий за старца (из-за ширмы).

Знаю, зачем приехал ко мне. Трудное дело ты задумал! Силы молодецкой да удали тебе, конечно, не занимать. И сердце у тебя доброе, без чего богатырем настоящим и быть невозможно. Только мало этого, чтобы с таким коварным врагом управиться! Дам я тебе совет добрый и в подмогу верного слугу. После паузы. Мал он годками... Зато ранним утром, когда все еще спят, выходит тайно из монастыря и, приклонив колена, воспевает песнь чудную Богу!

Слышится тихое монашеское пение, возможно использовать картину-иллюстрацию.

И такая красота в той песне слышится, что выходят к нему навстречу дикие звери. А горные потоки замирают, чтобы ничем не нарушить торжественной тишины, что опускается тогда на землю! Сирота он, Романом кличут. Вот уж несколько лет, как к нам прибился....

Из-за ширмы выходит мальчик Роман. Иван-богатырь кланяется в ноги старцу Афанасию, вновь складывает руки, как бы принимая от него благословение, и по-братски обнимает Романа.

Читающий за старца.

Ну, с Богом, чада милые, поспешите, ибо скоро Пасха, надо, чтобы жители захваченной страны встретили ее свободными...

Автор.

Потом шепнул что-то старец Ивану на ухо. Видно, совет свой дал обещанный и долго еще стоял, пока не скрылись из виду путники...

Иван с мальчиком у ходят со сцены, "уходит” и старец.

Акт 2

Звучит музыка.

Автор.

Идут наши путники вот уж много дней подряд. На ночь останавливаются где придется. А как утро проснется да выкатит на небо солнце ясное в росе купать, снова в путь отправляются. И вот однажды...

На сцену выходит Солдат, бьет в барабан, задавая себе ритм; когда он обойдет полукруг по сцене, выходят Иван смольником.

Иван.

Эй, служивый! Далеко ли путь держишь?

Солдат.

Путь мой не далек, не близок. Вроде как рукой подать, да все не дойти никак. А ищу я могучего богатыря Ивана.

Роман.

Так вот он, могучий Иван-богатырь.

Солдат (к Ивану).

Слыхал я, что хочешь ты мечом шею царя Дурмана на крепость проверить! Вот

и решил пособить тебе, чем смогу. И хоть силы такой, как у тебя, в руках моих нету, зато вернее помощника в бою тебе не найти.

Иван.

Что ж, коли твердо ты решил идти с нами, я буду рад принять тебя в число моих

друзей.

Автор.

Дальше пошли они вместе.

Звучит музыка. Все удаляются со сцены.

АктЗ

Автор.

Так и добрались наши путники до ближайшего селения

На сцене появляются Иван, Солдат и Роман

и постучались негромко в дверь крайней избушки.

На сцену выходят бедно одетые Король и Королева страны Радости. Дальнейший разговор происходит на фоне иллюстраций.

Королева.

Куда, добрые люди, путь держите?

Иван.

Идем мы из дальнего царства, тридесятого государства. А ищем мы паучьего царя Тивина Дурмана, что людей слезы горькие лить заставляет! Вижу я, что люди вы хоть и бедные, но добрые. Не подскажете ли, как проехать в его владения?

Король (Со вздохом).

Кто бы из вас мог подумать, что бедные люди, которые стоят сейчас перед вами, были раньше королем и королевой этой некогда богатой и прекрасной страны! Горько нам вспоминать об этом, а еще горше рассказывать...

Королева.

Когда паучий царь появился в нашей стране, он был мелким и уродливым существом. Но как он говорил!.. Какие сладкие, льстивые речи вливал он в наши уши! А между тем потихоньку обольщал призрачными мечтами о великом счастии, которое мы можем получить из его мохнатых лап!

Король.

Под его руководством сотни мастеров-ювелиров изготовили для жителей нашей страны зеркала причудливой формы, глядя в которые каждый уносился в свои мечты.

Королева.

А гадкий паук тем временем напустил повсюду синего дыма, от которого люди теряли память и волю. Этот дым проникал в человека, заполнял всю его душу и в конце концов крепкими цепями сковывал его по рукам и ногам. Тогда у нас появились паучьи стражи. Они загоняли людей в глубокие подземелья, где паук чувствовал себя полным хозяином и господином.

Роман.

И вы даже не пытались бороться?!

Король.

Как же не пытались? Я пробовал собрать войско! Но многие из людей, одурманенные синим дымом, встали на сторону паучьего царя. Кроме того, во время решающей битвы, откуда ни возьмись, появился Черный рыцарь, свирепый, как тигр! И не было среди нас такого богатыря, который мог бы противостоять ему в схватке.

Королева.

Как оказалось впоследствии, это был дальний родственник паучьего царя, прилетевший по его зову на помощь.

Раньше наша страна называлась Радостной страной, а с приходом власти паука

стала называться страной Печалией...

Солдат.

Когда паучья стража уводит людей в плен?

Король.

Это бывает почти каждую ночь. Возможно, случится и в эту. Вы можете стать свидетелями этого зрелища, ведь наш дом стоит на самой границе, за которой начинаются владения царя Дурмана.

В это время слышатся странные звуки, напоминающие позвякивание множества стеклянных колокольчиков. Появляется вереница людей. Их головы опущены к земле. По бокам их сопровождают стражники царя Дурмана. Идут очень медленно, чтобы автор успел проговорить следующие слова.

Автор.

На шее каждого из пленных на тонкой цепочке было привешено маленькое серебрянное зеркало. На нем черными резными буквами было написано название того счастья, которое получил человек от паучьего царя в обмен на свою волю. Это зеркала издавали такой жалобный звук.

Роман.

Куда их ведут?

Иван.

Видно, в подземелье паучьего царя... Что же делать? Меч здесь не поможет... Тут нужно средство посильнее.

Иван (повернувшись к мальчику).

Спой, Роман, ту песню, от которой на душе становится легко! От которой прекращаюся ссоры и вражда и даже дикие звери выходят к тебе, не причиняя вреда друг другу!

Мальчик быстро достает из походной сумы священную книгу псалмов царя Давида. Звучат слова гимна, прославляющего Бога... Паучьи стражи словно сражаются с незримым врагом, они постепенно отступают и убегают. Люди будто очнулись от крепкого сна. В эту сцену можно включить роль Добрых сил (исполняют малыши) которые, кружась в танце, прогоняют стражников.

Иван.

Радуйтесь, люди! Вы свободны! Расходитесь по домам и расскажите всем, кого встретите, что власти мерзкого царя Дурмана приходит конец! Обращаясь к спутникам. Поспешим, друзья, нужно успеть до Пасхи освободить и остальных пленников царя Дурмана!

Автор.

Попрощавшись с Королем и Королевой, и, узнав дорогу к столице, наши друзья отправились дальше.

Звучит музыка. Все уходят.

Акт4

Звучит тревожная музыка.

Автор.

А в это время в огромной зале своего замка метался царь Тивин Дурман I.

Из-за ширмы в левом углу сцены выходят царь Дурман и Блэкмэн; на последнем черный кожаный плащ, черный головной убор, который украшают два закругленных на концах рога. Верхнюю часть лица скрывает маска. Царь Дурман ходит взад и вперед по сцене, а Блэкмэн стоит, опираясь на меч.

Дурман.

Сколько времени я потратил, чтобы утвердитьсвою власть над этими землями! Эти негодные людишки даже не пробовали сопротивляться! Их Король и Королева бежали из страны после первой же битвы! И только их дети, да, их дети - не хотели дышать отравленным воздухом. Но и их я сумел в конце концов обмануть! Как это было просто — дать им книжки с прекрасными картинками, ведь дети больше всего любят в них именно картинки! И чтобы в этих книжках добро было искажено до безобразия, а зло творило добрые дела! Мы обманули даже детей, Блэкмэн!

И вот, после стольких стараний и бессонных ночей, приходит какой-то Иван с сопливым мальчишкой и солдатом, и все напрасно. Моя стража повержена, а пленники разбегаются по всей земле!

Черный рыцарь.

Они не пройдут далеко. В ближайшее время на них наткнется один из отрядов наших отборных воинов, которым доверена охрана всех дорог и селений. И через день после этой встречи ваш Иван вместе со своими друзьями будет стоять здесь, связанный по рукам и ногам!

Дурман вновь уходит за ширму, а Блэкмэн удаляется со сцены.

Акт 5

Звучит тревожная музыка. На сцену выходят Иван, Солдат и Роман. Демонстрируется картина-итюстрация с изображениями паука и черной летней мыши — новыми гербами страны Печалии.

Солдат.

Ну, вот мы и добрались до главного города страны Печалии...

На сцену выходит продавец игрушек с лотком через плечо.

Роман.

Смотрите, какие страшные игрушки! Одни пауки и змеи с драконами. А у солдатиков лица такие злые, будто и не люди это, а звери лютые в человечьем обличье!

Солдат.

А что, милейший, подобрее у вас игрушек не найдется?

Торговец.

По указу вседобрейшего и всемудрейшего царя Дурмана разрешается продавать только такие игрушки. Они пробуждают в детях любовь ко всему доброму и прекрасному!

Солдат.

А по-моему, от них дети будут злыми и жестокими!

Торговец.

Ну что вы, что вы! Ошибаетесь! А вот не изволите ли взглянуть? По приказу нашего вседобрейшего царя всем приезжим выдаются чудные зеркала, причем совершенно бесплатно!

Торговец вытаскивает маленькое зеркальце, но его руку перехватывает богатырь Иван. Торговец вздрагивает, пальцы его разжимаются, и зеркало разбивается. В тот же момент на сцену с шумом выбегает толпа народа) несколько подростков треплют мальчика лет семи.

Двое в толпе.

За что его так?

Да вроде как на ногу одному из них наступил!

Солдат.

А ну, прочь!..

Солдат хватает за руку главного Зачинщика драки. Толпа затихает, перед Солдатом появляются два стражника, в латах, с копьями (мечами), на груди у каждого — знак хищного паука.

Стражники.

Разве тебе не известно, чужеземец, что по законам нашей страны каждый имеет право на абсолютную свободу. Он может делать все что захочет! И никто не смеет ему в этом мешать! Это великое благо дал подвластным ему народам царь Тивин Дурманг I. Тот же, кто посмеет нарушить сей закон, подлежит аресту и смертной казни.

Они подходят к Солдату, но тут же отступают, увидев направленный на них меч в руках богатыря Ивана. Толпа бросается врассыпную, остается лишь всхлипывающий мальчик, за которого заступился Солдат.

Роман (взяв мальчика за руку).

Не плачь, тебя больше никто не обидит...

Солдат.

Как тебя зовут?

Мальчик.

Мякиш... А это вы их разогнали?

Иван.

Вроде как мы! Знаешь ли ты, малыш, как проехать к царскому дворцу?

Мальчик.

Знать-то я знаю. Да только кто ж туда по доброй воле поедет?!

Солдат.

Вот мы и поедем. Но если ты боишься, можешь оставаться.

Мальчик (после минутной нерешительности).

Подождите, я покажу вам дорогу.

Звучит музыка. Все у ходят.

Акт 6

Автор.

От столицы страны Печалии до царского дворца было несколько дней пути, но Иван надеялся встретиться с паучьим царем лицом к лицу уже на следующее утро, ибо приближался Великий праздник Воскресения Христова. А пока они устроили привал у опушки леса.

На сцену выходят Иван, Солдат, Роман и Мякиш. Герои, садятся на скамейку-пригорок и засыпают, а Роман достает Псалтирь и начинает шепотом молиться. Крадущейся походкой на сцену выходят Блэкмэн и несколько стражников (звучит соответствующая музыка), один из них нападает сзади на Романа, зажимая ему рот рукой, но мальчик успевает вскрикнуть. Все просыпаются. Роман вырывается из рук стражника, они с Мякишем прячутся за пригорок.

Черный рыцарь.

Готовься к смерти, Иван! Я вырежу своим мечом твое богатырское сердце!

Иван.

Ах ты, чудище рогатое! Не убивши добра молодца — не хвастайся!

Разворачивается сцена битвы на мечах.

В конце концов стражники бегут, остается лишь Блэкмэн. Черный рыцарь все время оказывается позади Ивана, стараясь нанести ему удар в спину. Наконец Иван быстрым движением хватает рыцаря за плащ, который остается у него в руке. Опозорен-рыцарь убегает. Из своего укрытия появляются Мякиш и Роман.

Иван (отирая лоб рукой).

Слава Богу, справились!..

(к Солдату)

Вот и пригодилось мне в бою твое верное сердце,

Солдат!

Солдат.

Какже не помочь, во славу Божию, в столь благом деле!

Иван (после паузы).

Дальше я пойду один, ждите меня у ворот замка.

Солдат, Роман и Мякиш уходят.

Акт 7

Иван направляется в левый угол сцены к царскому дворцу.

Звучит тревожная музыка. На сцену выходит Блэкмэн.

Черный рыцарь.

Великий владыка ждет тебя в своих покоях. Он хочет предложить тебе мир. Условия договора ты узнаешь там... (С усмешкой)

Если, конечно, доберешься...

Черный рыцарь и Ивану вновь бьются на мечах, Блэкмэн ранен, он отступает и убегает со сцены. Из-за ширмы к Ивану выходит царь Дурман.

Паук.

А-а-а, Иван! Давно я поджидаю тебя! Убери свой меч, зачем нам воевать! Ты да да мы с тобой — завоюем весь мир! У тебя будет все, что нужно человеку: власть, почет, богатство, слава! Все, что ты пожелаешь, тотчас будет лежать у твоих ног! Я сделаю тебя главнокомандующим моей армии! Блэкмэн будет твоим заместителем, он не обидится, не бойся... Я тебя не тороплю. Подумай, Иван. Подумай… А пока — милости просим, у нас сегодня праздничный обед в честь дорогого гостя!

В это время звучит восточная мелодия и появляются слуги в высоких тюрбанах и широких шароварах. Они несут на блюдах лакомства, обходят сцену} затем, подойдя к Ивану, молча, с поклоном, предлагают ему угощение.

Иван (оттолкнув поднос).

Не пиры пировать приехал я сюда и не переговоры с тобой йести, чудище поганс А приехал я, чтоб снести с плеч твою голову! Чтобы перестали литься горькие слезы на земле...

Слуги в страхе убегают, Иван приближается к пауку, тот пятится назад; одновременно на сцене появляется Блэкмэн и подкрадывается к Ивану со спины, в руках у него сеть-паутина. Выключается свет, и Блэкмэн набрасывает на Ивана сеть-паутину. Меч из рук богатыря выпадает, Иван безрезультатно пытается освободиться.

Автор.

Оказавшись в ловушке без оружия, Иван понял, что полностью попал в лапы противника. Еще мгновение, и его жизнь оборвется! Он так и не сможет совершить то великое дело, ради которого положил столько сил, а ведь сегодня ночью наступает Великая Пасха!

В этот смертный час предстали пред его взором горный монастырь (слышится монашеское пение) и старец Афанасий, благословивший его на битву. Иван услышал его голос, отчетливо и тихо произнесший всего несколько слов. Это был тот самый совет, что должен был помочь ему в трудную минуту. Он выхватил из-за пазухи драгоценный крестильный крест, и, подняв его высоко над собой, начал громко читать слова молитвы, от которой отступает всякая нечисть бесовская.

Иван.

Да воскреснет Бог, и расточатся враги Его! И да бежат от лица Его все ненавидящие Его! Яко исчезает дым, да исчезнут, яко тает воск от лица огня... (Включается свет). Яко тает воск от лица огня, тако да погибнут беси от лица любящих Бога и знаменующихся крестным знамением и в веселии глаголющих...

Иван легко сбрасывает с себя паутину. Блэкмэн сразу убегает. Иван, подхватив меч, бросается к царю Дурману, он убегает со сцены, Иван следует за ним.

Автор.

Вскоре Иван догнал царя Дурмана и поразил его. Тело паучьего царя, разбившись о землю, разлетелось на мелкие части, каждая из которых превратилась в маленькрго черного паучка. Паучки эти, спеша и толкаясь, попрятались в трещины земли... В тот же час раздался бой часов.

Звучит бой часов в Троице-Сергиевой Лавре перед Пасхальной Утреней.

Наступила Пасхальная полночь, Торжество великой победы Господа над злом, глубокие подземелья раскрылись, и из них выбежали на волю пленники. Великая радость настала во всей той земле, все поздравляли друг друга с великим Пасхальным днем и вновь обретенной свободой! Радовались и наши герои. От чудного пения мальчика Романа последние остатки дурмана выходили из душ людей, и их сердца разгорались яркой небесной любовью! Страна Печалия снова стала Радостной страной.

Не любил Иван-богатырь славы и почестей. Уехал он потихоньку вместе со своими друзьями домой. Недалеко от границы встретили его старшие братья. Они как раз уже съели половину провизии...

Наши главные герои поехали поклониться мудрому старцу Афанасию. Мальчик Роман и старый Солдат остались при нем в монастыре. А Иван возвратился домой, где встретил его отец со словами: "Будешь теперь, Иван, править народом ты. А я уйду на покой с полной уверенностью, что будет в моем государстве мир и порядок!”

И царствовал Иван-богатырь в том царстве-государстве долго и счастливо. А что же рыцарь Блэкмэн? Куда он девался? Кто его знает. С тех пор его никто не видел. Видно, испугался он богатырской силушки Ивана и улетел неизвестно куда. А вдруг он захочет вернуться? И попробовать восстановить тот порядок, который провалился в Радостной стране?!

Нужно нам с вами быть осторожными. Если это произойдет, то верным признаком того будут портреты Черного рыцаря, расклеенные повсюду как пример для подражания. Для детей появятся книги о его добрых подвигах! Он может сменить имя, но ни за что не согласится поменять свой черный костюм, маску, шлем с закругленными рогами и широкий пояс с изображенной на пряжке летучей мышью! А если мы с вами будем невнимательными, то любой из тех малых паучков, на которых рассыпалось тело Тивина Дурмана I, может начать расти и одурманивать наши души сладким синим туманом.

Тогда наступит эпоха нового царя — Тивина Дурмана II. Только появится ли против него могучий богатырь — такой, как Иван? И старый верный солдат — как Петр? И найдется ли мальчик с такой сильной верой и с таким чистым сердцем, как Роман-сладкопевец?!.. Поживем — увидим.

Звучит музыка.



Театральная сценка на христианскую тему "Ложь во спасение"

По одноименной сказке И.Литвака

Действующие лица

Послушник.

Монах.

Старец.

Паломник.

Действие 1

Послушник.

Вот, отец, мы и перебрались в новую келью.

Монах.

А ты все вещи принес? Ничего не забыл?

Послушник.

Кажется, все. Сейчас пойду старую келью закрывать и еще раз проверю.

Монах.

Хорошо. А кто это идет?

Послушник (всматривается).

Какой-то незнакомый старец. Да он к нам...

Подходит старец с посохом и котомкой за плечами.

Старец.

Мир вам, братия.

Монах и послушник.

С миром принимаем.

Монах.

Откуда ты?

Старец.

Я иду из дальней страны. Наш монастырь разрушили варвары.

Монах.

Какой ужас!

Старец.

Многих из братии убили, а остальные разошлись кто куда.

Послушник.

Ты так остался: без всякого пристанища?

Старец.

Сами видите.

Послушник вопросительно смотрит на монаха.

Монах.

Брат, мы только что переселились в новую келью.

Старец.

С новосельем вас.

Монах.

Но старая еще совсем не плоха. Хочешь, поживи в ней, пока есть нужда

Старец.

Да воздаст тебе Господь милостью за милость!

Послушник (старцу).

Пойдем, я провожу тебя.

Послушник и старец уходят.

Действие2

Монах и послушник заняты домашней работой.

Послушник.

Всего две недели живет у нас этот старец, а уже о нем знает вся округа.

Монах.

Что они в нем нашли, не понимаю.

Послушник.

У него, говорят, дар утешать и давать советы.

Монах.

Ты поменьше болтай, а то вот я тебя веником!

(Замахивается)

Послушник (падает со стула).

Ой! Что случилось?!

Входит паломник

Паломник.

Мир вам, братия.

Послушник поднимается с пола, а монах прячет веник за спину.

Монах и послушник.

И тебе мир, брат.

Паломник.

Не подскажете ли, где здесь келья нового старца, к которому все ходят за советами?

Монах (угрожающе приподнимая веник).

За какими советами? Какая келья?! Нету у него своей кельи!

Паломник удаляется.

Послушник.

Что с тобой случилось, отец?

Монах.

Ты — послушник, и помалкивай! Мы уже живем тут сто лет...

Послушник.

Четырнадцать.

Монах.

Какая разница! Почему ко мне никто не ходит, а к этому пришельцу идут целыми деревнями? Пусть убирается туда, откуда пришел. Пойди и скажи ему, чтобы завтра же освободил келью!

ДействиеЗ

Послушник подходит к келье старца, хочет постучать, но задумывается.

Послушник (сам себе).

Нет, не могу! Как можно такого доброго старца выгнать из кельи? А что делать? Господи, вразуми!

Старец открывает дверь и выходит к послушнику.

Старец.

Кто это здесь разговаривает? А, это ты, дорогой брат! Заходи, пожалуйста. Кака поживает твой авва?

Послушник.

Мой авва поживает хорошо, он послал меня спросить о твоем здоровье и о том, удобно ли тебе в келье.

Старец.

Передай ему поклон от меня и благодари за милость. Приходите ко мне на братскую трапезу.

На сцене слева — келья, монаха, справа — келья старца. Послушник ходит от кельи к келье.

Монах.

Ну что? Сказал ему?

Послушник.

Сказал. Он просит подождать немного, пока не найдет новую келью.

Монах.

Скажи ему: я ждать не буду!

Послушник (старцу).

Мой авва спрашивает, не нуждаешься ли ты в чем-нибудь?

Старец.

Слава Богу, у меня все есть. Главное - крыша над головой, а пищу приносят посетители.

Послушник (монаху).

Авва, старец собирает вещи и просит потерпеть часочек

Монах.

Скажи ему, что через час я приду и посохом выгоню его из моей кельи.

Послушник (старцу).

Отче, мой авва идет навестить тебя, прошу тебя, выйди к нему навстречу и поклонись!

Действие З

Разгневанный монах с посохом идет выгонять старца из кельи, а тот, веселый, выходит к нему навстречу и кланяется.

Старец.

О, как рад я видеть тебя, возлюбленный брат!

Монах (опешивши).

Что?..

Старец.

Сколь приятен мне приход твой. Благодарю тебя за приветы твои и за келью твою. Да воздаст тебе Господь небесною обителью за эту земную. (Указывает на келью)

Монах (тихо).

Я ничего не понимаю.

Послушник осторожно берет у него посох и вкладывает ему в руки хлеб.

Старец.

Благословенны и дары твои, сам внеси их в келью твою, в которой приютил меня, убогого странника. (Послушнику)

И ты войди. возлюбленный брат. Разделите со мной трапезу.

Действие 6

Монах и послушник выходят из кельи старца.

Послушник.

Как хорошо мы потрапезничали.

Монах.

Да. Странно все это. Ты передавал старцу мои слова?

Послушник смущенно молчит

Сознайся: передавал или нет?

Послушник.

Прости меня, авва, по любви к тебе я говорил ему не злое, а доброе.

Монах.

Твоя любовь победила мою злобу, сын мой. Поистине сбылось на тебе слово Спасителя: Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби.


**********************
Сейчас утро. В скверике тихо, свежо и тенисто. Терпко пахнет первыми желтыми и красными листьями, то там то здесь пестреющими на желтом песке аллеек. Едва я вошел в сквер, как услышал удалой перебор балалаечных струн. Кто-то вел непередаваемо ладную и бойкую плясовую:
Светит месяц, светит ясный,
Светит белая луна...
Два офицера сидели на лавочке. Один из них был Николай Карбушев, которого я не видел с осени 1914 года. Ловко, как и все, что он делал, Николай играл на балалайке.
В реальном Николай учился на два класса старше меня, но, кажется, с первого года поступления в училище я заметил его среди старших мальчиков. Он мне нравился, может быть, тем, что совсем не походил на меня. Веселый и смелый, он в большую перемену то ловко, как обезьяна, залезал на деревья, то бесстрашно вертелся на штангах и кольцах. Когда играли в лапту и надо было выручить свою партию, бежал Коля, и в каких бы надежных руках ни находился черный роковой мячик, Коля с непостижимой гибкостью изгибался, приникал к земле, и мячик со свистом пролетал над ним. А оп под торжествующие крики своей партии добегал до безопасного «гнезда».
Но он отнюдь не принадлежал к тем завзятым спортсменам, о которых у нас в училище принято было говорить, что голова у ннх служит только для отбивания мяча. Та ловкость, которая свойственна была Николаю в спортивных играх, проявлялась также и в складе его ума. Он был сообразителен, остроумен и хорошо учился. Впрочем, читать сверх заданного он не очень любил, да и заданное- то усваивал по большей части не из учебника, а на уроке.
Когда Николай закончил пятый класс, началась война. Он сразу же пошел в военное училище. Товарищи рассказывали о нем чудеса. Николай служил в пластунском батальоне. Подрывник, он ходил в тыл к немцам и там «поднимал на воздух» мосты, склады, железнодорожные составы. И сейчас я видел на его груди медали и кресты на георгиевских лентах...
Рядом с Николаем сидел его ближайший дружок (они (едва ли происходили не из одной станицы), атаманский сынок Виктор Смолин. ОН сидел, положив ногу на ногу и вытянув их чуть ли не до середины аллеи, руки раскинуты вдоль спинки зеленой скамейки.
В конце аллейки показались два юноши в студенческих фуражках. Это были Михаил Голубых и Оська Михельсон. Когда-то они учились в одном классе с Николаем и Виктором. Я не без робости глядел на них — как-никак старшие. Но студенты направились к скамейке, где сидел Николай Карбушев, и между бывшими соучениками завязался оживленный разговор. Мне очень хотелось послушать, о чем он» говорят, и я, преодолевая смущение, подошел к ним.
Видимо отвечая на вопрос, обращенный к нему. Витька, немного шепелявя и морща свою веснушчатую и курносенькую, хорькообразную мордочку, говорил:
—    Все равно, на фронте ли, в тылу ли, действовать нужно согласно присяге. Л ты считаешь, что не все одно? — с вызовом обратился он к Николаю.
Николай сначала ничего не ответил, только убыстрил удалые лады балалайки, потом вдруг положил ладонь на струны, очень мягко, так, что они еще продолжали звучать, и сказал:
—    Нет, мне не все равно....
Студенты оживились.
—    Ну конечно, Колька под офицерской фуражкой голову сохранил,—одобрительно сказал Оська Михельсон, атлетического сложения парень. Он был студент психоневрологического института, в высшей степени странного учебного заведения, назначение которого мне и до сих пор неясно.
Витька несколько раз двинул рыженькими бровями. Очевидно для того, чтобы придать себе больше значительности, вынул из кармана пенсне, состоявшее из одних стеклышек, насадил золотую перемычку на переносицу, уперся ладонями в колени, явно подражая кому-то старшему, и, обращаясь к низкорослому Мише Голубых, сказал:
—    Ну, хорошо, Оська — он еврей. Он, конечно, бунтует потому, что евреям жить... ну...— он несколько замялся,— надо же правду сказать,— и он обернулся к Николаю, выделывавшему залихватские трели на балалайке,— евреям жить плохо! Ну, а ты, Мишка?

Загрузка...
Категория: Театральные | Добавил: Яло
Просмотров: 22131 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 2.0/1
Сочинение-миниатюра осень
Веселые сценарии для мужчин на 23 февраля.
Веселые сценарии на детский День Рождения
Душещипательные сценарии на День Победы
Подборка монологов Степаненко Елены
Празднование на День Влюбленных
Конкурсы на праздник 8 марта


Прикольные, веселые и смешные Сценки для вас. Сайт посвящен различным видам игровых мероприятий, которые люди с удовольствием устраивают на праздники. Сценки, в том числе Театральные, обязательно пригодятся вам на празднике, вечеринке, сборе друзей и коллег. Сценки для взрослых и детей, прикольные и смешные Сценки для мальчиков и девочек, мужчин и женщин помогут вам сделать ваш праздник просто незабываемым. Также этот сайт станет настоящей находкой для школьников, учителей и воспитателей в детском саду, потому-что вы здесь подберете для себя и детишек оригинальные и интересные Сценки.